Музейный Центр РГГУ Архив 1999

"ВПЕЧАТЛЕНИЯ ТАМАРИНДА"
Выставка современной американской литографии
из коллекции Информационного Агентства США

Тамаринд - тропическое растение родом из Индии, известное как "индийский финик". Теперь тамаринд довольно широко и агрессивно распространился по всему свету, и его можно встретить почти по всей Южной Калифорнии, чьи ландшафты оказываются, чуть ли не полностью "завезенными извне".

Дом по Тамариндовому Проспекту, небольшой улочке в Голливуде, стал первым адресом мастерской, всколыхнувшей возрождение литографии в Соединенных Штатах и поднявшей этот вид изобразительного искусства до основного для многих самых значительных художников сегодняшнего дня. Как и само дерево, литография расцвела на новом месте - уже в Лос-Анжелесе.

Мастерская литографии "Тамаринд" открыла двери в июле I960 года благодаря страсти и дальновидности художника и литографа-самоучки Джун Уэйн (June Wayne). Клинтон Эдамс (Clinton Adams) стал заместителем директора студии, а Гэро Антреасян (Garo Antreasian) - мастером-печатником. Эти три художника стремились спасти литографию - изменчивое и уклончивое искусство печати, превращающее естественно неприглядные грязь, воду и смазку в поразительный букет зрительных эффектов. Финансируемые грантом Фонда Форда, темпы развития мастерской первые два года были яростны. Напечатано 439 офортов - пробный оттиск в среднем выходил из-под пресса через день! С самого начала тиражи оставались невелики: примерно по 30 оттисков в каждом издании. К сотрудничеству с опытными печатниками приглашались многие ведущие художники, исследовавшие творческие возможности литографского камня. Среди первых были Ричард Дибенкорн (Richard Diebenkorn), Джозеф и Энни Элберсы (Josef and Annie Albers), Рубен Накиян (Rueben Nakian), Луис Невельсон (Luise Nevelson), Сэм Френсис (Sam Francis).

За первые десять лет в мастерской проработали в качестве полноправных членов или гостей 103 художника, создавшие 2900 различных изображений общим числом около 90 000 оттисков. В 1970 году в городе Альбукерке, штат Нью-Мексико, был основан нынешний Институт "Тамаринд", ставший одним из подразделений Университета Нью-Мексико. К 1985 году общее число связанных с ним художников достигло 500, а литографских серий - 5000! Спонсорская помощь литографской мастерской "Тамаринд" Фонда Форда основывалась на предложении Джун Уэйн, сделанном в 1959 году У. Мак Нил Лоури (W. McNeil Lowry) из только что основанной тогда Программы Поддержки Искусств и Гуманитарных Наук. Уэйн выдвинула шесть целей:

  • Создать базу мастеров-печатников в Соединенных Штатах;
  • Способствовать развитию интереса к литографии у художников всех стилей и жанров;
  • Привлекать художников и печатников к сотрудничеству друг с другом с тем, чтобы лучше понимался выразительный потенциал среды;
  • Стимулировать развитие новых рынков для литографии;
  • Выработать у печатников навык зарабатывать на жизнь вне зависимости от субсидий или непосредственно от художников;
  • Восстановить престиж литографии созданием коллекции выдающихся работ. По всем видимым признакам литография в 1950-е годы в Америке находилась на грани полного исчезновения, а в Европе над ней доминировала академическая традиция.

Художник Роберт Раушенберг (Robert Rauschenberg) сказал: "Вторая половина двадцатого века - не время для рисования на камнях". Однако, когда Раушенберг получил возможность поработать с мастером-печатником в художественном издательстве "Юниверсал Лимитед Арт Эдишнз" Татьяны Гроссман (Tatyana Grossman) на Лонг-Айленде, то сам стал признанным мастером жанра. Анахронистический, казалось бы, процесс печати стал для него идеальным средством выражения комбинирования и перекомбинирования артефактов культуры масс-медиа. Газетные вырезки, мусор, рентгеновские снимки и граффити - все уравнивалось в оригинальной композиции, которую, к тому же, можно было еще и тиражировать. С помощью ремесленников-печатников Раушенберг и множество других художников обнаружили средство, идеально соответствовавшее постиндустриальному обществу. К коммерческим целям его в 1798 году приспособил Алоиз Сенефельдер (Aloys Senefelder), открывший свойства известняка, добывавшегося в карьерах его родной Баварии, и развивший "химическую печать" (chemishe Druckery) для того, чтобы печатать большими тиражами музыкальные партитуры и пьесы.

Первой целью "Тамаринда" была подготовка печатников, желающих воплощать с наилучшим качеством изображения, создаваемые художниками - авантюристами и экспериментаторами. До сегодняшнего дня печатников "Тамаринда" побуждают изобретать все мыслимые технологии, необходимые для отображения разнообразных эстетик. В 1950 годы тем немногим американским художникам, желающим работать в литографии, приходилось пересекать Атлантический океан, искать в Европе литографскую мастерскую и финансировать все производство. В 1958 году Уэйн была одной из таких художниц. Теперь, спустя чуть больше четверти века со времени ее мучений, ситуация изменилась настолько радикально, что многие европейцы едут в США работать с печатниками, значительная часто которых прошла подготовку в институте "Тамаринд".

С I960 по 1985 гг. "Тамаринд" принял в качестве постоянных членов 125 человек. Пятьдесят два закончили довольно интенсивный курс обучения и после стажировок получили дипломы мастеров-печатников "Тамаринд", которые свидетельствуют об их способности сотрудничать с художниками любого направления.

Эдамс, директор "Тамаринда" с 1970 по 1985 год, подчеркивал важность обучения печатников. Интенсивная программа института остается единственным организованным курсом по литографии в мире. Выйдя на пенсию, Эдамс стал куратором выставки "Пятьдесят Художников / Пятьдесят Печатников", призванной "сделать очевидным богатство совместных творческих ресурсов, равно как диапазон и разнообразие американской литографии за эти 25 лет (существования института "Тамаринд" )". Литография славится своим соответствием духу эклектики XX века, способностью отражать мириады современных видений. Литографский камень фиксирует самые тонкие оттенки: и дерзкие взмахи кисти, и резкие края, мазки, брызги и всплески, тонко рассчитанные художником. Он может быть чувствителен, как фотография. Его полированная поверхность идеальна для заливок сочным цветом.

Выставка "Впечатления Тамаринда" - наглядное тому доказательство. "Отдых ню" (Fiesta Nude) Филипа Перлстина (Philip Pearlstein) - умная аллюзия на традиционное использование литографии как инструмента рисовальщика и на ее корни как механического процесса. Обнаженная женщина, классический сюжет, здесь странным образом укорачивается и отражается зеркалом. При печати изображение переворачивается: Перлстин множит и подчеркивает перевороты использованием нарисованного зеркала и отражений в нем. Работа Кэролайн Брейди (Carolyn Brady) также соотносится с традиционными литографиями, рисовавшимися карандашом. Но в отличие от старого, более скромного формата представления классического натюрморта, ее изображения буквально вырываются за рамки пропорций. Огромные белая тарелка и столовое серебро на узорчатой скатерти почти что силой возводят изображение в ранг абстракции. Коты Джоан Браун (Joan Brown) тоже становятся больше самой жизни. Художница обратилась к жанру портрета, столь непопулярному в современном искусстве, и с неподражаемым остроумием поместила своих маленьких друзей в традиционные человеческие рамки. Элегантные городские пейзажи Старого Света Леонарда Лерера (Leonard Lehrer), совершенно очевидно привносят в эту выставку классическую печать. Обращаясь к черно-белым образам прошлых эпох, тонированные лоски передают ощущение старой пожелтевшей бумаги. В работах Лерера тем не менее контур воссоздан не традиционным использованием линии, а размывками специально смешанной туши. С некоторого расстояния эти замечательные оттиски похожи на листы старого фолианта; вблизи же размывки напоминают активные абстрактные композиции.

Коренные американские художники Джеймс Хавард (James Havard) и Жон "Быстроглазая" Смит (Jaune Quick-to-See Smith) в своих литографиях обращаются к собственному культурному наследию. Хавард, пионер движения абстрактно-иллюзио-нистской живописи, в своем "Падшем Орле" (Fallen Eagle) использует фотографический образ. Фотография - крайняя степень современной иллюзии в том, что сохраняет и вдохновляет новой жизнью предположительно неведомый кусок реальности, прошлое. Давно покойные предки, ныне анонимные, торжественно взирают на нас с бархатно-черного грунта. Быстроглазая, художница смешанного шошонско - французского происхождения, воспитывалась в резервации Флэтхед, Монтана. В "Песчаном холме с севера" (Sandhill, North) она помещает себя в контекст собственного дома детства; и вновь возникает в "Песчаном холме с юга" (Sandhill, South), восторженно наблюдая за журавлями, летящими над ее нынешним домом в Нью-Мексико. Еще две художницы продвигают плоскую литографию еще на шаг вперед, к третьему измерению. Марти Цельт (Martie Zeit) сшивает вместе ткань и запечатанные, а затем обрезанные или оторванные листы бумаги. "Возвращение в А-кк 41" (Return to A-qq 41) - нежный, однако смелый коллаж, расширяющий потенциал иллюзии в литографии. То, что поначалу кажется цветной ксероксной копией пропеченного солнцем фасада юго-западного саманного строения, на самом деле - факсимильный отпечаток. Гэйл Гэш (Gail Gash) вдохновляет японская традиция. Каждая ее литография - два или три листа бумаги, переплетенные в сложной аппликации. Элегантные, загадочные пакеты Гэш - тонкое и умное использование множественной среды.

Научиться извлекать максимум из возможностей литографского камня - долгий и кропотливый процесс. Сегодня по всем Соединенным Штатам работает около сотни профессиональных мастерских. Многие из них заняты длительными творческими проектами, часто совмещающими литографию с другими печатными средствами. Эти оттиски - огромный шаг вперед по сравнению со скромными черно-белыми литографиями книжного формата, публиковавшимися в Америке 30 лет назад. Бесспорно, "Тамаринд" выполнил все шесть своих задач. Институт следует признать явлением необычайным, поскольку он создавался, управлялся и поддерживался художниками ради художников.

перевод с английского языка


подробное описание и схема проезда в Музейный Центр